Записи с меткой «сказка жена доказчица»

Жена-доказчица

Жил-был старик со старухою. Не умела старуха языка держать на привязи: бывало, что ни услышит от мужа — сейчас вся деревня узнает…

Вот однова пошел старик в лес за дровами; ступил в одном месте ногою — нога провалилась.

—  Что за притча! Дай-ка я стану рыть, — мо­жет, на мое счастье, что и найдется.

Взялся за лопату; копнул раз, другой, тре­тий — и вырыл котел, полнехонек золота.

—  Слава богу! Только как домой взять? От жены не укроешься, она всему свету разблагове­стит; еще беды наживешь!

Подумал-подумал, зарыл котел в землю и пошел в город, купил щуку да живого зайца, щуку повесил на дерево — на самую верхушку, а зайца посадил в морду.

Приходит в избу:

—  Ну, жена, какое мне счастье бог послал, только тебе сказать-то нельзя: пожалуй, всем раз­болтаешь!

—  Скажи, старичок, — пристает баба, — право слово — никому не заикнусь; хочешь — побожусь, образ сниму да поцелую.

—  Вот что, старуха: нашел я в лесу полон котел золота.

—  Экой ты! Пойдем поскорее, домой унесем…

—  Смотри же, старая! Никому не сказывай, не то беду наживем.

—  Небось, ты только не сказывай, а я не скажу! Повел мужик бабу, дошел до того места, где щука на дереве висит, остановился, поднял вверх голову и смотрит.

—  Ну, что глазеешь? Пойдем скорее!

—  Да разве не видишь? Глянь, щука на дереве выросла!

—  Ой ли! Полезай за нею: ужотка на ужин зажарим.

Старик слазил на дерево и достал щуку. Пошли дальше. Шли, шли:

—  Дай, старая, к реке сбегаю, в морды по­смотрю.

Заглянул в морду и давай жену звать:

—  Глянь-ка, заяц в морду попал!

—  А коли попал, бери его поскорей — к празд­нику на обед пригодится.

Взял старик зайца и привел старуху в лес; отрыли вдвоем котел с золотом и потащили домой. Дело было к вечеру; совсем потемнело.

—  Старик, а старик! — говорит баба. — Никак, овцы ревут?

—  Какие овцы! То нашего барина черти дерут. Шли, шли, старуха опять говорит:

—  Старик,  а старик!  Никак, коровы ревут?

—  Какие коровы! То нашего барина черти де­рут.

Шли, шли; стали к деревне подходить, старуха старику говорит:

—  Никак, волки ревут?

—  Какие волки! То нашего барина черти дерут.

Разбогател старик со старухою. Вздурилась ста­руха пуще прежнего, пошла каждый день гостей зазывать да такие пиры подымать, что муж хоть из дому беги. Совсем от рук отбилась и слушаться перестала. Ругается:

—  Постой! Узнаешь меня. Ты хочешь все зо­лото себе забрать; нет, врешь! Я тебя упеку, в Си­бири места не сыщешь! Сейчас пойду к барину!

Побежала к барину, завыла-заплакала:

—  Так и так, — говорит, — нашел муж полон котел золота и с той самой поры начал крепко вином зашибать. Я было его уговаривать, а он меня колотить: таскал, таскал за косу, еле из рук вы­рвалась! Прибежала к вашей милости мое горе объявить, на негодного мужа челом бить: отберите у него все золото, чтоб работал, а не пьянствовал!

Барин позвал несколько дворовых людей и по­шел к старику. Приходит в избу и закричал на него:

—  Ах ты, мошенник этакий! Нашел на моей земле целый котел золота — сколько времени про­шло, а мне до сих пор не доложил! Начал пьян­ствовать, разбойничать да жену тиранить! Подавай сейчас золото…

—  Смилуйся, боярин, — отвечает старик, — я знать не знаю, ведать не ведаю: никакого золота не находил.

—  Врешь ты, бесстыжие твои глаза! — напу­стилась на него старуха. — Пойдемте, барин, за мною; я покажу, где деньги спрятаны.

Приводит к сундуку, подняла крышку — нет ни­чего, пустехонек.

—  Ах он, плут! Пока я ходила, в иное место перепрятал.

Тут барин пристал к старику:

—  Покажи золото!

—  Да где ж мне его взять? Извольте про все доподлинно допросить мою старуху.

—  Ну, голубушка, расскажи мне толком, хоро­шенько: где и в какое время найден котел с золотом?

—  Да вот, барин, — начала старуха, — шли мы лесом — еще в те поры щуку на дереве поймали…

—  Опомнись, — говорит старик, — ведь ты заго­вариваешься!

—  Нет, я не заговариваюсь, а правду сказываю, еще тут же мы зайца из морды вынули…

—  Ну, пошла! Чай, теперь сам, барин, слы­шишь! Ну как можно, чтобы звери в реке водились, а рыба в лесу на дереве плодилась?

—  Так, по-твоему, того не было? А помнишь, как мы назад шли, я сказала: «Никак, овцы ревут?» А ты отвечал: «То не овцы ревут, то нашего барина черти дерут!»

—  С ума спятила.

—  Я опять сказала: «Никак, коровы ревут?» А ты: «Какие коровы! То нашего барина черти дерут». А как стали подъезжать к деревне, мне почудилось, что волки ревут, а ты сказал: «Какие волки! То нашего барина черти дерут…»

Барин слушал, слушал, осерчал и ну толкать в шею старуху.

Из сборника А.Н Афанасьева «Народные русские сказки»